Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:21 

Псих

sylvatica

Псих


Автор: sylvatica (ficbook.net/authors/433740)
Беты (редакторы): Ksenia Mayer (ficbook.net/authors/216572)
Фэндом: 19 Days
Основные персонажи: Чжань Чжэнси, Хэ Тянь
Пейринг или персонажи: Хэ Тянь/Чжань
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Драма, Пропущенная сцена, Любовь/Ненависть

Размер: Мини, 5 страниц
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Что-то внутри Хэ вспыхивает при виде Чженси: хочется то ли подойти обматерить его, то ли просто молча врезать.

Публикация на других ресурсах:
Да я лучше умру.

Примечания автора:
К эпизоду "Обещание": vk.com/wall-80020826_81206

Эта заявка досталась мне против моей воли, и я обязана была выполнить её - или мне крышка. Так пусть автор заявки меня не бьет - едва ли получилось то, что было заявлено.
Задача, вообще-то, с самого начала не показалась такой уж и сложной. Ну что тут такого - спэйринговать Хэ и Чжаня? Но голос совести сказал: "Ты не можешь отойти от канона!" И получилось то, что получилось. Вот.

Хэ Тянь совсем немного не успевает. Когда он заходит в холл дома, двери лифта закрываются, и в кабине он видит Цзяня и его маму. А недалеко от лифта на полу сидит Чжань и трёт предплечье. Что-то внутри Хэ вспыхивает при виде Чженси: хочется то ли подойти обматерить его, то ли просто молча врезать. И это вполне нормальная реакция на него — Хэ Тянь уже привык. Такие желания возникают почти каждый раз, когда он видит Чжаня в поле своего зрения.

Это всё из-за Цзяня. Хэ и сам-то не может объяснить, что такого находит в этом придурковатом светлоглазом парне, но он влюбился в него чуть ли не с первого взгляда. И это пугает Хэ, потому что на самом деле является влюбленностью, а не обычным желанием владеть, подчинить или заняться сексом. Это и есть то самое мягкое, ласковое чувство, будто кисточкой, щекоча, водят по сердцу. Оно пробуждает желание защищать, обнимать, нежно касаться и, зарываясь пальцами в тонкие светлые волосы, медленно и тягуче целовать.

Вот только на горизонте постоянно маячит Чжань. Не менее придурковатый, но какой-то слишком колкий. Он вызывает у Хэ Тяня почти что физически ощутимую ненависть, особенно когда становится понятно, что Цзянь молча сохнет по нему, боясь разрушить своими чувствами дружбу. И это выбешивает Хэ, к чертям ломает всё внутреннее равновесие и лишает его спокойствия. Ему хочется взять Цзяня за руку, сильно дёрнуть на себя, чтобы оторвать от чёртового Чжаня, чтобы их связь треснула по швам. Хочется показать Цзяню, как это — когда его любят в ответ, когда отдают частичку себя и своих чувств, когда делают счастливым. Но Цзяню плевать на всех вокруг, для него существует один лишь Чжань. Он — центр его вселенной, и Цзянь, как забытый, давно сломанный спутник вращается вокруг него, поддавшись силе притяжения в гравитационном поле.

И сейчас Хэ Тяню стоило бы развернуться и уйти, но он ловит взгляд Чжаня и зачем-то подходит к нему.
— Ты в порядке? — спрашивает, протягивая руку.
Чжань в ответ неопределенно дергает плечами и принимает помощь: обхватывает запястье Хэ и поднимается на ноги.
— Ну и сильные эти ребята. У меня, наверное, синяки на плече остались.
— Чего они от тебя хотели?
— От меня — ничего. Они за Цзянем пришли.
— Но с ним же всё в порядке? — и в голосе Хэ звучит явная угроза.
— Уже да, его мама увела домой.
— А почему они тебя не позвали? Ты же его друг.
— Они звали, я отказался. Типа… у нас кое-что не очень хорошо с Цзянь И… Неважно, короче. Я пойду уже.

Хэ Тянь так и стоит, буравя взглядом двери лифта, и зовёт Чжаня, когда тот уже почти выходит из здания:
— Эй!
Чжань оборачивается на голос, смотрит вопросительно.
— Не хочешь выпить? — Хэ и сам не знает, что движет им, когда он предлагает такое.
Чжань снова неопределённо дергает плечами и соглашается:
— Ну пойдём.

Хэ Тянь живёт в паре кварталов отсюда. По дороге они заходят в круглосуточный магазин, покупают две упаковки пива. Хэ платит и думает, что, наверное, сходит с ума. Внутри него плещется ненависть, и желание переломать все кости Чженси крепнет с каждой новой минутой. Что вообще значит это «кое-что не очень хорошо с Цзянь И»? Хэ клянется сам себе, что прибьет к чертям Чженси, если узнает, что он причинил Цзяню боль.

— И ты совсем не боишься пить пиво в доме незнакомого человека? Не находишь такое опасным? — спрашивает Хэ, после того как они оказываются в его квартире и усаживаются за стол.
— Ну я же вроде знаю, что ты учишься в старших классах. И с Цзянем общаешься. Мне нужно тебя бояться?
«О да, тебе нужно меня бояться так, как никого в жизни не боялся», — думает Хэ, но вместо этого отвечает:
— Нет, с чего бы это? Расскажи, что у вас с ним случилось.
Чжань открывает банку, делает несколько глотков и только потом говорит:
— Не буду, это только между нами. — И он наверняка не замечает, как Хэ Тянь сжимает кулаки под столом.

Хэ думает, что явно зря позвал Чженси к себе. Чего он вообще собирался этим добиться? Выпить, правда, хотелось, но лучше бы сделал это в одиночестве.
— А ты каким образом там оказался? — спрашивает Чжань. — Ты как-то со всем эти связан?
— Ну, типа того. Один из громил, которые пытались вас утащить, — мой брат, и он вроде как работает на отца Цзяня. Но я не в курсе, зачем они решили устроить чуть ли не похищение.
— Так отец Цзяня правда какая-то большая шишка?
— Угу. Это всё тёмная вода, тебе туда не следует лезть… — И как-то запоздало приходит мысль, что оберегать Чжаня явно не стоит, лучше бы он полез да сгинул там. Ушел бы с дороги.

Сложно определить, на какой стадии опьянения находится Чженси, но, когда он ставит на стол третью опустевшую банку пива, его глаза уже очень странно блестят. Он тянется за новой порцией, но Хэ выдергивает из-под его руки упаковку.
— Тебе вроде хватит уже.
Чжань упрямо качает головой:
— Да всё нормально. Я трезв, — убеждает он. И Хэ Тянь отдает ему еще банку.

Они пьют молча, ни о чём не разговаривая, и это крайне странно — пить вот так. Чжань делает глоток за глотком, смотрит в одну точку — куда-то мимо Хэ. Он явно чем-то загружен.
— О чём ты там думаешь? — спрашивает Хэ.
И, видимо, теперь опьянение Чженси достигает той точки, когда откровения не задерживаются на языке:
— О Цзяне. Он, кажется, в меня влюблен.

После этих слов ненависть захлестывает Хэ Тяня с новой силой. Он, конечно, давно уже знал то, что до Чжаня только что дошло, но, когда тот озвучивает это, сердце будто протыкают длинной толстой иглой.

— Он и раньше себя странно вёл, — продолжает Чжань, — но я думал, что он просто прикалывается, а потом он полез меня целовать и убежал в слезах…
Хэ снова непроизвольно сжимает под столом кулаки, когда слышит, что Цзянь плакал из-за этого придурка, сидящего сейчас напротив.
— С Цзянем что-то странное происходит, он ведёт себя… я не понимаю его. Мы же всегда были друзьями, а тут вдруг… И сегодня он случайно выпил алкоголь, мне пришлось тащить его домой, а там я… он… в общем, я оттолкнул его и, кажется, обидел.

Наверное, если бы Чженси знал, как Хэ Тянь свирепеет от этого сбивчивого рассказа, он бы замолчал. Но он не замечает злости Хэ и говорит дальше:
— Я не знаю, что с этим делать. Не понимаю. Я очень дорожу им, он мой друг, и о таком я даже не думал никогда. Мы же оба парни! — Он поднимает взгляд на Хэ. — С тобой такое когда-нибудь бывало?
Тот кивает:
— Ага. И это нормально.
Чжань удивленно округляет глаза:
— Серьезно?

Хэ усмехается. Его внезапно посещает благородная и вроде бы вполне правильная мысль. Раз Цзянь так зациклен на своём друге и у Хэ Тяня нет никаких шансов, стоит надоумить этого придурошного Чженси посмотреть на Цзяня с иной стороны.
— Тобой управляют глупые предрассудки, — говорит Хэ. — Ты не в восемнадцатом веке живёшь. В том, что Цзянь парень и влюблен в тебя, нет ничего сверхъестественного. И в том, чтобы ответить на его чувства взаимностью, — тоже. Покопайся в себе. Дружба и любовь — не такие уж и разные понятия.

Чжань ничего не отвечает. Он выпадает еще минут на десять из реальности, думает о чём-то своем и молчит. Потом отодвигает от себя пустую банку, благодарит и собирается уходить.

В прихожей, когда Чжань уже открывает двери, Хэ Тяня захлёстывает внезапное чувство, которое совершенно противоречит благим намерениям, которые он имел пятнадцать минут назад. Хэ не хочет, чтобы Цзянь И с Чжанем Чженси были вместе. И это не медленно растущая внутри ревность, это мгновенная вспышка той самой ненависти, которая почему-то ненадолго уснула. Она выплескивается внутри огромным чернильным пятном, заполоняет все мысли, и Хэ Тянь абсолютно точно знает: он и близко не подпустит Чжаня к Цзяню. Он сейчас же должен вытащить обратно те семена сомнения, которые он посеял в мыслях Чженси.

— Постой!
Чжань оборачивается, вопросительно смотрит на него.
— Вообще-то поздно, темно. Оставайся. Можем выпить еще — у меня есть джин.
— Да мне тут недалеко, я дойду. И ты знаешь, я с алкоголем вообще-то не очень лажу, но спасибо.
Хэ тяжело вздыхает — думает, что раз Чженси не хочет по-хорошему, то сам виноват. Он дергает его за ворот кофты, захлопывает у него перед носом дверь, которую тот открыл, разворачивает к себе лицом.
— Я говорю, оставайся. — Голос Хэ звучит добродушно, вот только по глазам вряд ли скажешь, что он настроен на милые посиделки. — Я же предупреждал, что пить с незнакомым человеком в его квартире — плохая идея.
— Что ты… — Чжань не договаривает. Ему в грудь сильно упирается рука Хэ Тяня, удерживая его на месте. — Я не понимаю!

Чжань делает попытку вырваться, но оттолкнуть от себя Хэ Тяня, который почти на голову его выше и явно сильнее, это не то же самое, что оттолкнуть, например, того же Цзяня. Хэ крепко держит его и подозрительно усмехается. Потом заключает его запястье в стальную хватку и тащит в кухню, достает из шкафчика начатую бутылку, откручивает зубами пробку, делает пару глотков прямо из горла и протягивает Чжаню. Тот отворачивается, не желая пить, и пытается вырваться из захвата. Не выходит.
— Пей.
— Да не буду я!
— Пей!
Хэ пожимает плечами, набирает в рот джина и, резко притянув к себе Чжаня, утыкается губами в его губы. Тот от неожиданности приоткрывает рот, и горькая жидкость, пахнущая хвоей, попадает ему на язык и стекает по подбородку.
— Какого чёрта ты творишь? — Чжань отплевывается и фыркает, а Хэ Тянь повторяет манипуляции. — Зачем?.. Пф-ф! — В этот раз ему в рот попадает куда больше джина: Хэ пользуется тем, что Чжань говорит, и вливает жидкость чуть ли не в самое горло.
— Считай, что это анестезия.

Эти несколько глотков джина вперемешку с ранее выпитым пивом действуют довольно быстро. Когда Хэ Тянь тащит его в комнату и толкает на кровать, Чжаня уже явно мутит. Он всё еще перепуган и пребывает в замешательстве, но взгляд у него затуманен и пьян.
Хэ нависает над ним, заглядывает в лицо.
— Что ты… — Чжаня теперь не нужно удерживать силой. Он правда не в ладах с алкоголем — тело его не слушается.
— Я просто подумал, что нужно научить тебя, как правильно всё делать.
— О чём ты?
— О Цзяне, конечно. Я покажу тебе, как нужно.
И Хэ Целует его. Чжань, конечно, не отвечает, только пытается отфыркиваться, но Хэ Тяню плевать. Он сминает рот Чжаня своими губами, ведет языком по кромке зубов, прихватывает и облизывает губы. Расстегивает молнию на кофте и бродит руками по торсу, ртом спускаясь вниз по подбородку и шее, к вороту футболки.
Хэ Тянь знает, как это делать. У него ловкие пальцы и сильные руки. Он знает, как возбудить даже того, кто этого не хочет, а тем более опьяневшего подростка.
И в какой-то момент Чжань затихает: перестает дергаться и просить прекратить. Он лишь тяжело дышит и прикрывает лицо руками, когда с него сдергивают штаны.
Вот только Хэ Тянь не может допустить, чтобы Чженси вот так просто взял и смирился со своей участью. У Хэ есть определенная цель — он должен заставить Чжаня страдать. Его нужно сломать. Потому что такой — униженный — он не сможет вернуться к Цзяню.

У Хэ туман в голове — не столько от выпитого, сколько от возбуждения и ощущения собственного превосходства. Ему нравится, как слабо сопротивляется Чжань, как он пытается не поддаваться ласке и зажимается, но выходит у него это едва ли, потому что желания тела в данный момент сильнее здравого смысла.

Хэ раздевает Чженси полностью, и так намного лучше: без одежды он становится совсем беззащитным. Руки Хэ Тяня медленно изучают его тело, касаются его везде, ладонь обхватывает отвердевшую возбужденную плоть, заставляя Чжаня то ли сдавленно застонать, то ли всхлипнуть. И когда пальцы ложатся в ложбину между ягодицами, находят вход и давят на него, Хэ ожидает, что Чженси попросит прекратить или начнёт снова дёргаться. Но тот лишь сжимает зубы и зажмуривается.

И Хэ Тянь прекращает.

С его глаз вдруг слетает пелена, и он понимает, что, несмотря на вселенскую ненависть к Чжаню, не хочет поступать с ним так. Хэ Тянь не такой. Он, конечно, жестокий, но не настолько же. А Чженси этого не заслужил. Он лежит перед Хэ голый и открытый, и если прикоснуться к нему, то можно почувствовать, что он замерз — кожа холодная и покрыта мурашками — в спальне открыто окно, а на улице прохладная ночь.
Достав одеяло, Хэ накидывает его на Чжаня и сам укладывается рядом. Чженси смотрит на него исподлобья и дёргается, когда Хэ Тянь притягивает его к себе.

— Не бойся. Всё. Я больше ничего не сделаю.
Чжань не заслужил такого. Он ведь не виноват в том, что в него влюблен лучший друг, а тем более не виноват в том, что в этого лучшего друга влюблен Хэ Тянь. Здесь вообще нет ничьей вины, и Хэ Тянь осознает, что только что чуть не совершил ужаснейший из всех поступков в своей жизни. Он только что чуть не сломал Чжаня, чуть не раздавил его.

— Ты псих, — констатирует Чженси. — Серьезно, ты просто полнейший псих.
— Бойся меня, — отвечает Хэ.
Он обнимает Чжаня, а тот вроде и не собирается вырываться. Лежит, обмякнув в руках Хэ, закрыв глаза, тихо сопит.

— Ты, что ли, не собираешься встать, одеться и уйти отсюда как можно быстрее?
— Собираюсь. Но меня мутит от того, что ты в меня влил, и я хочу спать настолько, что мой инстинкт самосохранения отключается.
Хэ усмехается и думает, что этот парень тоже, видимо, немного псих.

***


Утром Хэ Тянь просыпается от шороха рядом. Чженси сидит на краю кровати, и первое, что видит Хэ, открыв глаза, — его голую сгорбленную спину с выступающими позвонками.
— Эй, — говорит Хэ. — Я думал, ты посреди ночи свалишь.
Чжань трёт лоб и медленно отвечает:
— Я крепко спал. Но знаешь, проснуться голым в постели левого парня, да еще и с головной болью — это ужасное и очень странное утро.
— Ничего не было, — заверяет Хэ.
— Вообще-то, я всё помню. И насчёт «ничего» я бы не был так уверен. Ты трогал меня! — Его передергивает.
— Тебе не было настолько уж неприятно.
Чжань не отрицает. Замолкает, встает и начинает одеваться.

— Можешь не провожать, сам найду выход, — говорит он через пять минут.
Хэ Тянь кивает, наблюдая, как Чженси уходит, и не находит в себе даже отголоска недавней ненависти. Неплохой парень этот Чжань, если смотреть на него, когда не захлестывает злость. Он кажется честным и добродушным, хоть и придурок, конечно. И как бы ни хотелось, чтобы Цзянь был рядом с Хэ, Чженси куда больше для него подходит, так что Хэ Тяню, пожалуй, стоит отпустить его и переключиться на кого-нибудь другого.

Например, на того рыжего идиота из школы. Там вряд ли пойдёт речь о симпатии, но раз над Чжанем не удалось поиздеваться, можно уж и этого рыжика записать в жертвы.


@темы: фикбук, удаленные работы

URL
   

Коробочка с мыслями

главная